Конфликт Иран — Саудовская Аравия: новости 04.01.2016 видео, аналитика #Нимр #Бахрейн #Нефть #Иран

           

Иран — Саудовская Аравия: последние новости сегодня 4 января 2016 г. Разрыв дипломатических отношений. Нефть дорожает на фоне конфликта. Новости онлайн. Аналитика, мнения экспертов.

 

Сатановский: Саудовскую Аравию не спасут от Ирана ни деньги, ни США

Прямое столкновение Тегерана и Эр-Рияда приведёт к краху и уничтожению Саудовской Аравии. Такое мнение высказал в эфире LifeNews президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. По словам эксперта, даже огромные богатства не спасут СА от поражения.

— Если Иран и Саудовская Аравия напрямую столкнутся, то Саудовской Аравии просто не будет, причём, довольно быстро. СА страна хоть и богатая, но Иран — серьёзная, — заявил специалист.

Кроме того, эксперт уверен, что при открытом конфликте Тегеран найдёт себе достаточно союзников в регионе, тогда как Эр-Рияд, надеясь на помощь США, может этой поддержки и не получить.

— Эр-Рияд не понимает, что симпатия к нему США — это что-то мнимое, — пояснил Евгений Сатановский.

 

17:48, 04.01.2016 Саудовская Аравия намерена полностью прекратить авиасообщение с Ираном

Глава МИД Саудовской Аравии Адиль аль-Джубейр сообщил о намерении королевства полностью прекратить авиасообщение с Ираном, сообщает агентство Рейтер.

Кроме того, страна намерена оборвать все коммерческие связи с Тегераном и ввести запрет на посещение Ирана всеми своими подданными.

При этом министр отметил, что иранские паломники смогут посещать королевство.

 

14:13, 04.01.2016 Бахрейн объявил о разрыве дипломатических отношений с Ираном

Королевство Бахрейн объявило о разрыве дипломатических отношений с Ираном вслед за Саудовской Аравией. Иранским дипломатам предоставлено 48 часов на то, чтобы покинуть страну.

«Королевство Бахрейн приняло решение разорвать дипломатические отношения с Исламской Республикой Иран и требует от всех сотрудников дипмиссии покинуть Королевство в течение 48 часов. Королевство также закрывает свою дипмиссию в Иране и отзывает всех ее сотрудников», — сообщает национальное агентство BNA.

Как объяснили власти, решение связано с вмешательством Ирана в дела Бахрейна и арабских монархий Персидского залива, «подлыми нападениями» на посольство и консульство Саудовской Аравии в Иране и призвано защитить безопасность региона.

В воскресенье глава МИД Саудовской Аравии Адиль аль-Джубейр заявил о разрыве дипотношений с Ираном из-за его «откровенного вмешательства во внутренние дела Королевства, вражеских действий в регионе и нападения на посольство Королевства в Тегеране и консульство в городе Мешхеде». Инциденты произошли в субботу в рамках акций протеста против решения Саудовской Аравии казнить известного шиитского проповедника Нимра ан-Нимра.

 

Конфликт между Саудовской Аравией и Ираном вызвал рост цен на нефть

Мировые цены на нефть демонстрируют рост на фоне возникшего конфликта между Эр-Риядом и Тегераном, пишет The Wall Street Journal.

«Цены на нефть подскочили на более чем 3% в понедельник после эскалации политической напряженности между Саудовской Аравией и Ираном, возникшей в выходные, а также опасений о возможных сбоях в поставках нефти», — пишет издание.

Нефть WTI на Нью-Йоркской товарной бирже подорожала до $38,32 за баррель. Февральские фьючерсы на нефть марки Brent в ходе торгов на лондонской бирже ICE вечером, 3 января, достигли отметки в $38,50.

«В ближайшей перспективе растущая напряженность окажет положительный эффект на нефтяные цены, но рынок нуждается в реальном восстановлении равновесия спроса и предложения для устойчивого и длительного восстановления», — считает руководитель по исследованиям сырьевых рынков Nomura Holdings Гордон Кван.

По его мнению, если конфликт продолжится и цены на нефть начнут устойчиво расти, это послужит поводом для таких стран-производителей с высокими издержками производства, как США и Россия, для увеличения добычи нефти.

 

МИД Ирана: разрыв дипотношений не поможет Эр-Рияду «замять» казни

Саудовская Аравия не сможет прикрыть «огромную ошибку — казнь ан-Нимра», разорвав дипломатические отношения с Ираном, сообщает агентство Рейтер со ссылкой на замглавы МИД Ирана Хосейна Амира Абдоллахияна.

Саудовская Аравия разрывает дипломатические отношения с Ираном

Глава МИД Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр заявил о прекращении дипломатических отношений между королевством и Ираном, сообщает агентство Рейтер в воскресенье.

Также Саудовская Аравия попросила дипмиссию Ирана и связанные с ней структуры покинуть страну в течение 48 часов.

По словам аль-Джубейра, Саудовская Аравия не позволит Ирану «подрывать безопасность Саудовской Аравии», сообщает агентство.

 

Эль-Мюрид. Саудовская Аравия — Иран. Фон конфликта

Обострение отношений между Ираном и Саудовской Аравией стало закономерным итогом проводимой Королевством весьма авантюристической внешней, а с некоторых пор — и внутренней политики. При том, что Саудовская Аравия — наш несомненный враг, смотреть на происходящее мы должны с удвоенным вниманием: наше руководство идет по этому же пути, входя во все имеющиеся и создавая свои собственные конфликты по всему периметру наших границ. Чем это закончится, можно сказать и чисто умозрительно, но саудиты демонстрируют нам все еще и в натуральном виде.

Доминирование и лидерство

Саудовская Аравия, несомненно — подконтрольное США государство. Не совсем США, если точно, а в основном той части американского истэблишмента, которую принято связывать с Республиканской партией — твердых «имперцев». Именно им принадлежит концепция «глобального доминирования», выдвинутая при Буше: то есть, США позиционировали себя глобальной империей, насаждавшей свои правила, но дававшая взамен гарантии своей защиты тем, кто их соблюдает. Саудовскую Аравию вполне устраивали эти подходы: будучи «любимой женой» США в арабском и исламском мире, сменив на этом посту Иран после революции 79 года. До 1979 года политика США в регионе почти официально называлась «политикой полутора опор», где целой опорой был Иран, а половиной — Саудовская Аравия. С приходом к власти аятолл выбора у США не осталось — и Аль-Сауды были готовы длить такое положение вещей практически бесконечно.

Логика Королевства вполне очевидна: имея столь мощный «зонтик», оно могло сосредоточиться на внутреннем развитии и распространять свое влияние в регионе, пользуясь статусом главного друга сверхдержавы.

Однако затратность концепции «глобального доминирования» стала вполне очевидной после крайне неудачной политики Буша-младшего в Ираке и Афганистане. Даже сверхдержава оказалась неспособной к такого рода упражнениям — чем и воспользовались демократы, аккуратно транформировав «доминирование» в понятие «лидерства». С приходом Обамы концепция изменилась — США теперь готовы лишь к поддержанию своего лидирующего положения, а вот обязанности империи признаны избыточными. Логика подсказывает, что обеспечить лидерство проще и эффективнее, если сдерживать конкурентов, не давая им возможности развиваться темпами, большими, чем у самих США.

Фрагментация мирового пространства стала ключевой стратегией США. Если ранее эксперименты такого рода были лишь инструментом (как, скажем, в Югославии), то теперь эта политика стала основой действий Америки. Арабская весна стала тем катком, который должен разрушить относительную стабильность огромного региона, предельно важного как в ресурсном, так и в инфраструктурном отношении, разрывая и усложняя связи между главными конкурентами Штатов — Европой и Китаем.

Это многомерная и многофакторная политика, поэтому здесь есть смысл лишь упомянуть о ней — так как речь идет о небольшом ее участке, связанном с Саудовской Аравией.

Неприятная неожиданность

Саудиты, попытавшись встроиться в события Арабской весны, вошли в нее еще главным союзником США и оказались абсолютно не готовы к резкому развороту Обамы в сторону Ирана, хотя он прямо вытекал из концепции фрагментации Ближнего Востока. Конфликт между шиитами и суннитами, бывший древней архаикой и во многом уступивший место «обычным» современным противоречиям, стал тем инструментом, отряхнув пыль с которого, можно было рассчитывать на бесконечность процесса войны в регионе.

Начиная с 2013 года Саудовская Аравия последовательно прошла все положенные стадии — от уговоров Обамы опомниться к глухому раздражению, а теперь — и прямому противодействию. Деваться, в общем-то, некуда: в военном отношении Саудовская Аравия — карлик. Ее безопасность даже теоретически невозможно обеспечить военным путем, а имея под боком столь серьезного противника, как Иран, шансы саудитов нет смысла даже прикидывать. Мощь Ирана тоже, кстати, не стоит преувеличивать, однако опасность конфликта между Ираном и Саудовской Аравией базируется не на сравнении их военных машин. Королевство собрано из нескольких разнородных исторических областей полуострова, причем лояльной к династии можно считать лишь одну. Достаточно создать в любой из трех оставшихся серьезные проблемы, как вся конструкция рассыпется — и Аль-Сауды, дважды до этого терявшие свою государственность, прекрасно осведомлены о своей слабости.

Логика происходящего вынуждала Саудовскую Аравию начинать войну — но начинать ее за пределами своей территории, ликвидируя возможности Ирана по дестабилизации обстановки внутри страны. Война в Йемене — вынужденная, и связана с тем, что шиитские формирования Ансар Алла, заключив союз с отставленным президентом Салехом, получили редкий шанс для получения контроля над всей территорией Йемена. Особенно непрятным для саудитов был тот факт, что именно они способствовали уходу Салеха на волне Арабской весны — а как раз Салех и держал ситуацию с восстанием хуситов под относительным контролем, выступая прямым союзником Саудовской Аравии в этом вопросе. США изящно переиграли саудитов, их руками устранив главное препятствие в вопросе активизации их же противников.

Салех, ни секунды не сомневаясь в необходимости возвращения к власти, навел мосты с Ираном и теперь выступает в качестве союзника именно Ирана — хотя будучи крайне умным политиком еще той, старой, закалки, предпочитает вести свою игру из-за спины Ансар Алла, не разрывая окончательно отношений и с Саудовской Аравией.

Тем не менее, присутствие и влияние Ирана на юге Аравийского полуострова стало неприемлемым для Аль-Саудов, что и привело к началу войны. Для США это стало очередным подарком, который они выстраивали с 2011 года. Теперь поражение Саудовской Аравии в этой войне неизбежно приводило к началу процессов распада уже на Аравийском полуострове — и задачей Обамы стало создание условий для этого поражения.

Можно совершенно точно сказать, что еще одним подарком судьбы (и пока нам неизвестно, насколько этот подарок был рукотворный) стало начало прямого военного присутствия России в Сирии. Саудовская Аравия внезапно оказалась перед войной на два фронта, в каждой из которых она еще могла добиться хотя бы ничьей, однако воюя в две войны, никаких шансов у нее не было нигде. Распад Сирии и распад Йемена стали вопросом времени, причем и там, и там Королевство получает двух непримиримых врагов: Исламское государство и Ансар Алла. ИГ стратегически поставлено перед необходимостью экспансии на юг — к нефтяным полям Восточной провинции, Ансар Алла имеет исторический шанс возвращения исконной йеменской территории — Асира.

Что выигрывает Россия в этих раскладах — вопрос непростой. В среднесрочной перспективе — ничего, так как распад Сирии при всех сценариях делает наше участие в этой войне бессмысленным. В долгосрочной — возможно, есть интерес на новое переформатирование нефтяного рынка, однако и здесь имеется определенное сомнение: если речь иет о надежде на более высокие цены на нефть, то для России, как страны, это не имеет никакого значения . Самой России от этого ничего не достанется.

Тем не менее, пока можно лишь констатировать, что участие России в войне в Сирии отвечает планам США в полной мере. Приказали ли Путину начать войну или подвели его к такому решению — вопрос интересный, но бессмысленный — здесь важен результат. Для США важно создать вокруг Саудовской Аравии пояс нестабильности, так же как им важно окружить Россию таким же поясом. Аналогично они ведут политику и в отношении Китая — так что здесь можно говорить о выстроенных подходах. Штаты играют в трехмерные шахматы сразу на нескольких досках против противников, думающих, что они играют в подкидного дурака.

Саудиты между тем сделали еще одну катастрофическую ошибку — вынужденную, конечно, но от этого она не перестает быть ошибкой. Строго в рамках создания проблем для Ирана (хотя здесь много факторов, но иранский — один из ключевых) Саудовская Аравия запустила политику удержания контроля доли над рынками нефти в ущерб марже. Крайне несвойственная для саудитов политика — до 2014 года они вели политику сохранения максимальной доходности, четко реагируя на дисбалансы на рынках и модерируя объемы добычи не только свои, но и ОПЕК в целом. Сейчас все изменилось — целью стало недопущение Ирана на рынок и минимизация его доходов даже ценой серьезных проблем для самой Саудовской Аравии. Логика в этом решении есть — резервы Ирана и Саудовской Аравии неспосоставимы, и года три-пять саудиты смогут вытягивать ситуацию. Правда, авантюризм здесь присутствует в полный рост: а что потом?

Oil, Sand & Blood

Объяснение, что Саудовская Аравия объявила войну сланцевой нефти, является доминирующим, но на мой взгляд, очень сомнительным и как минимум, неполным. Это для российских нефтегазовых королей нефтегазовые рынки — темна вода во облацех, чем и объясняется кретинизм их заявлений по поводу «сланцевого пузыря». Саудиты имеют доступ к специалистам-профессионалам высшего класса и способны оценить перспективы конкурентов и появившихся новых технологий. По заказу Саудовской Аравии еще лет пять назад были написаны доклады о перспективах сланцевой отрасли США, некоторые выжимки из них просочились в открытый доступ. Выводы были нерадужными, но вполне терпимыми. Главный вывод всех докладов — ситуация со сланцевыми углеводородами в США уникальна, клонирование этих технологий в среднесрочной перспективе невозможно в силу того, что сланцевая добыча интегрирована в производство и переработку столь высокого уровня, что пока ни одна страна в мире не способна повторить этот опыт. Однако сланец в США — это надолго, если не навсегда.

В таких условиях идти на риск финансового краха для саудитов было совершенно бесперспективно, и ответ, что побудило их начать столь авантюристическую политику, нужно искать где-то в другом месте. Пожалуй, только противостояние с Ираном и можно назвать наиболее приемлемым ответом на этот вопрос.

Так вот, об ошибке. Начав политику давления на цену нефти, саудиты серьезно испортили свои отношения с американскими союзниками — а ими традиционно были силы и кланы Америки, связанные с нефтедобычей. Те самые республиканцы, ранее бывшие ключевыми партнерами саудовских шейхов. Теперь и в их интересах становится ликвидация Саудовской Аравии — или по крайней мере, подрыв ее могущества, что окончательно создаст кризис на нефтяном и газовом рынках. А кризис — это всегда шанс на развитие, причем преимущество появляется у тех, кто вкладывает ресурсы в новые и перспективные технологии. Именно поэтому для США Россия, Венесуэла, Нигерия с их варварскими технологиями добычи — не конкуренты, и именно поэтому Россия не выиграет ничего от краха Саудовской Аравии, на что, похоже, наши кремлевские мудрецы делают ставку. Дикие и отсталые технологии добычи российской нефти плюс гигантские транспортные расходы плюс инфраструктурная незащищенность большинства транзитных направлений плюс традиционно нищенский выход в океан — все это делает российскую нефтегазовую отрасль крайне уязвимой для политических решений по ограничению доступа России на рынок. Собственно, мы это видим и ощущаем: потеряв Украину и войдя в конфликт с Турцией, Кремль немедленно поставил под угрозу экспорт своего главного товара.

Коалиция

Но вновь к саудитам. Они сегодня попали в крайне неприятное положение. США уже не их союзник, хотя пока у Саудовской Аравии есть резервы, она представляет несомненный интерес, как субъект, у которого нужно очистить карманы перед контрольным в голову. И пока эти карманы еще не пусты — у них будут поддерживать иллюзию партнерства. Иран — враг, причем враг деятельный. Китай традиционно отсиживается в стороне и будет это делать при любом развитии событий. Россия — марионетка США в ближневосточной политике, а потому никакие попытки договориться у саудитов не пройдут. Вдруг и внезапно Саудовская Аравия осталась один на один со складывающейся катастрофой.

Собственно, поэтому и создана исламская коалиция по «борьбе с терроризмом»: арабские режимы прекрасно отдают себе отчет в происходящем и прекрасно понимают, во что превратится регион после краха Саудовской Аравии. Их съедят, не поперхнувшись. В интересах коалиции — если не победа Саудовской Аравии, то как минимум, не ее поражение.

Другой вопрос, что половину, если не больше, проблем саудиты привезли себе сами, а вторую половину им любезно нарисовали американцы. Отсюда и авантюризм последних лет — попав в сеть, любой начнет непроизвольно дергаться и совершать ошибки. Особенно, когда сеть возникает совершенно внезапно.

Ну, и последнее в этом обзоре. У американцев есть в рукаве еще много крапленых карт и тузов. Саудовская династия неоднородна, а борьба за власть в ней не утихала практически никогда. Политика короля Сальмана в отношении престолонаследия вызывает много вопросов у конкурирующих кланов, так что первый ряд козырей Америки — это возможность играть на династических противоречиях. Второй ряд — в случае распада Саудовской Аравии от США будет зависеть: кому они благосклонно позволят захватить лакомые куски наследства: нефтяную индустрию и транзитные мощности. Здесь возможностей еще больше, чем при дележке власти — помимо Аль-Саудов в борьбу могут включиться и другие кланы Королевства, не имеющие права на королевский трон: к примеру, клан Аль-Джилюви, который считает своей вотчиной область Эль-Хаса, являющаяся сегодня частью ключевой Восточной провинции. К дележке наследства немедленно подключится и клан Шаммар, имеющий под своей рукой серьезный силовой ресурс Национальную гвардию. Есть и другие претенденты, скажем, группировка «молодых принцев» Валида бен Таляля. В общем, поле для комбинаций обширно. Пока ситуация стабильна, сложившееся равновесие устраивает всех. Но стоит ей рухнуть — начнется борьба, причем сразу на максимально ожесточенном уровне.

Справка: Межгосударственные отношения Саудовской Аравии и Ирана

Отношения между двумя региональными сверхдержавами Ближнего Востока – Ираном и Саудовской Аравией — никогда не носили простой характер. У двух ближневосточных стран давние противоречия, которые связаны с целым комплексом проблем. Страны расходятся в религиозных, экономических и политических вопросах. Королевство Саудовская Аравия (КСА) – суннитская монархия, Исламская Республика Иран (ИРИ) – шиитский центр мира. Обе страны являются крупнейшими производителями энергоресурсов и постоянно конкурируют за рынки сбыта своих главных экспортных продуктов – нефти и газа.

В 1960-1970-х годах отношения шахского Ирана и Королевства Саудовская Аравия находились на подъеме, хотя между странами и сохранялись трения по отдельным вопросам. Саудовская Аравия опасалась гегемонистских устремлений шаха, становления Ирана как региональной державы.

После исламской революции 1979 года в Иране двусторонние отношения приобрели характер регионального соперничества. Обострение отношений между двумя странами в начале восьмидесятых годов прошлого века было обусловлено рядом факторов. Во-первых, идеологическим. К началу этого периода официальными доктринами в обоих государствах были признаны шиитская и суннитская версии исламского фундаментализма. Лидер иранской революции аятолла Рухолла Хомейни использовал в своих работах по отношению к саудовской политической модели термин «американский ислам». Во-вторых, противоречия между двумя странами были вызваны этноконфессиональным фактором. Шиитская община Саудовской Аравии составляет, по разным данным, от 10 до 15 % населения страны.

В-третьих, на отношения между двумя странами большое влияние оказала геополитическая ситуация на Ближнем Востоке, особенно в зоне Персидского залива. Лозунг «экспорта исламской революции», выдвинутый революционным правительством Хомейни, вызвал в Эр-Рияде опасения возможной шиитской революции в Ираке с последующим распространением иранской экспансии на другие страны Персидского залива.

Саудовская элита с одобрением восприняла иракскую агрессию против Ирана в сентябре 1980 года и оказала Багдаду существенную финансово-экономическую помощь в ходе ирано-иракской войны 1980-1988 годов.

Напряженность между Ираном и Саудовской Аравией еще более обострилась после начала так называемой танкерной войны, когда Ирак и Иран пытались подорвать экономики друг друга, атакуя нефтяные терминалы и танкеры третьих стран, с помощью которых шел экспорт нефти из воюющих государств. Боевые действия вскоре распространились на практически весь Персидский залив, а так как в перевозке иракской нефти активно участвовали и танкеры Саудовской Аравии, то дошло и до прямых столкновений саудовских и иранских ВВС.

Но сильнее всего двусторонние отношения ухудшились после событий 31 июля 1987 года в Мекке. Тогда во время хаджа паломники из Ирана и нескольких других стран устроили демонстрацию в поддержку Ирана. Саудовская полиция попыталась ее разогнать, начав масштабные столкновения с паломниками. Саудовские службы безопасности массово применяли огнестрельное оружие, что привело к многочисленным жертвам среди паломников. Страны тогда обменялись крайне жесткими заявлениями в адрес друг друга и дипломатические отношения между странами были сокращены до минимума.

В 1988 году правительство Саудовской Аравии разорвало дипломатические отношения с Ираном, в результате чего иранцы оказались лишены возможности совершать паломничество в Мекку.

Отношения между двумя крупнейшими странами Ближнего Востока стали постепенно меняться в 1990 году, после иракской агрессии в Кувейте и начала операции «Буря в пустыне», молчаливо поддержанной Тегераном. В данном случае совпали геополитические цели Тегерана и Эр-Рияда по ослаблению саддамовского Ирака, рассматривавшегося обеими странами в начале 1990-х годов в качестве основной угрозы.

Распад СССР и фактический уход России с Ближнего Востока привел к резкому ослаблению позиций бывших просоветских стран и левых партий и движений.

Иран, серьезно пострадавший в результате многолетней войны с Ираком, остро нуждался в мире и иностранных инвестициях, чтобы обеспечить восстановление и дальнейший рост экономики. В это время произошла частичная нормализация отношений между Тегераном и Эр-Риядом. В 1990-х и начале 2000-х годов были заключены многие двусторонние соглашения в сферах политики, экономики и безопасности, а Саудовскую Аравию с официальными визитами посетили президенты Ирана Али Акбар Хашеми Рафсанджани и Мохаммад Хатами.

Разрядке напряженности в саудовско-иранских отношениях в 1990-е годы способствовал тогдашний кронпринц, позднее король Саудовской Аравии Абдалла, фактически руководивший КСА с 1996 года. В тот период у Абдаллы установились хорошие личные отношения с президентом (1989-1997), а позже председателем Совета экспертов Ирана Али Акбаром Хашеми-Рафсанджани и членами его семьи.

Резкому ухудшению отношений между двумя основными ближневосточными региональными субъектами способствовали изменения, произошедшие на Ближнем Востоке в 2003-2006 годах. Основной причиной послужили американская оккупация Ирака и свержение режима Саддама Хусейна, после чего начался рост иранского влияния в Ираке с перспективой переформатирования региональной политической карты.

Большое недовольство в Эр-Рияде вызвало подписание ирано-иракского договора о военном сотрудничестве от 7 июля 2005 года. Еще одним «фронтом» столкновения иранских и саудовских геополитических интересов, начиная с 2005-2006 годов, становится Ливан.

В то же время в 2006-2008 годах обе стороны предпринимали определенные попытки для смягчения напряженности в ирано-саудовских отношениях. В марте 2007 года президент Ирана Махмуд Ахмадинежад посетил Саудовскую Аравию с официальным визитом по приглашению короля Абдаллы.

Радикальному ухудшению отношений между двумя региональными сверхдержавами Ближнего Востока способствовал процесс масштабных социально-политических изменений в регионе в 2011 году, получивший название «арабской весны». При этом основным фронтом политической борьбы между КСА и ИРИ стала Сирия.

Эр-Рияд и Тегеран жестко разошлись в отношении сирийского конфликта. Иран поддерживает режим Башара Асада, Саудовская Аравия, в свою очередь, является главным спонсором сирийской оппозиции.

Другим фактором, осложнившим и так непростые отношения, стала ситуация в Йемене, где шиитские ополченцы захватили власть в стране, свергнув просаудовское правительство. По мнению Саудовской Аравии, за ополченцами стоял Иран.

3 января 2016 года глава МИД Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр заявил о прекращении дипломатических отношений между королевством и Ираном.

Экономические отношения между Ираном и Саудовской Аравии пошли на спад во времена президентства Махмуда Ахмадинежада (2005-2013). В настоящее время экспорт Исламской республики в Саудовскую Аравию ограничивается коврами и пищевыми продуктами, включая фрукты, орехи, изюм, пряности и мед.

Источники:

РИА Новости

Эль-Мюрид

comments powered by HyperComments

           


Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru

Веб студия AS - создание сайтов, интернет магазинов, продвижение сайтов в поисковиках.
Товары для офиса и дома, бытовая техника Минск, столовая посуда в Минске недорого с доставкой.
Авторизованный технический центр Panasonic в Беларуси предлагает купить мини АТС в Минске с доставкой и установкой.