Кому нужна единая Украина? #США #ЕС #Россия #Украина

           

Украина дефолт

Украина дефолт

И снова об Украине. Дело ведь не только в том, что Украина настолько нам близка, что представляет собой нашу «внутреннюю» проблему (хотя в мире глобального влияния разделение на внутреннюю и внешнюю политику уже не работает).

Украинский разлом показывает нам всю неприглядную анатомию современной мировой власти, современной демократии, он даёт нам представление о проблеме выживания культурного и цивилизованного народа, которая превращается в смертный исторический приговор, если народ не способен обратиться к доступной ему политической культуре, к преемственной исторической практике сохранения и развития своего народа. Нужно иметь «своё» государство. А какое государство считать «своим»?

Практическое понимание политического, владение политической культурой не может возникнуть на пустом месте. Политика, говорят, — это искусство возможного. Добавлю: исторически возможного. Выживают те страны-государства, власть и народ которых вместе (пусть даже в конфликте друг с другом) способны отказаться от иллюзий и увидеть действительно необходимое, то, что нужно делать в данный момент. Это же касается и народов, государств не имеющих.

В политике нет друзей, но обязательно есть враги (пусть ещё и не дошло до войны). Знать своих врагов, несмотря на всю их успокаивающую маскировку, — значит быть политически грамотным. Современная всеобщая демократия занимается максимальным оглуплением каждого человека, попавшего в поле её влияния, но это не значит, что исчезает политическая компетентность как таковая, просто происходит её монополизация действительной властью, подлинная политическая позиция тщательно маскируется.

Но правда всё равно выходит наружу, это мы и зовём историей. Вопрос в том, доживёшь ли до правды и поймёшь ли её.

Увы, но вопреки мечтам идеологов современного украинского национализма, обращённым исключительно в прошлое, украинская политическая культура никогда не существовала, вне зависимости от того, насколько древнее египетских пирамид окажутся «укры» при очередном переиздании украинского исторического фэнтези.

Более реалистичные попытки обосновать существование именно украинской политической позиции апеллируют к Киевской Руси и Запорожской Сечи. Однако Киевская Русь политически не подошла даже к феодальной культуре, оставаясь в плену родоплеменных отношений. А потом пришли монголы, которых сменили поляки. Запорожская Сечь была поселениями вооруженных людей без определённых территориальных границ. Эти люди довольно быстро, по историческим меркам, поняли, что сами они не только не смогут защитить себя от власти настоящего государства — Польши, но и вообще не представляют собой самодостаточного по меркам XVII столетия социума, способного к самостоятельному воспроизводству. Чтобы быть обществом, недостаточно уметь махать саблей и стрелять из пищали. Проявив политический разум, запорожские казаки осознанно вошли в сообщество русской политической культуры, что создало возможность для выживания и развития украинского народа.

Украинское государство — как зависимое, но, тем не менее, уже именно государство — создали большевики. Они же проводили последовательную украинизацию, усиленное распространение украинского языка. Передача Крыма в состав УССР была актом укрепления советского украинского государства. Украина имела голос в ООН. Единство политической культуры оставалось принципом этого действия.

Советский (коммунистический) период развития русской политической культуры, стоящей равно как на имперском опыте, заимствованном у Византии (Рима), так и на постмонгольской идеологии единого пространства континентального масштаба, был «просто» следующим после периода православной империи шагом её исторического развития. Этот шаг никуда не делся, он и сегодня является элементом русской политической культуры, по отношению к этому элементу мы сегодня переживаем превращение его в исторический опыт, всё больше понимаем его значение, его возможности и ограничения. Можно сказать, что советский элемент становится культурой на наших глазах.

Идея создания самостоятельной украинской политической культуры абсолютно утопична. И не только потому, что у такой культуры нет исторического источника. Такого на деле просто не допустят другие политические культуры — ни русская, ни американская (США), ни традиционно европейская.
Для рождения новой политической культуры нужны процессы иного масштаба и продолжительности, нежели происходящие сейчас с Украиной. Ничего сейчас не создаётся. Выясняется, что есть в наличии, что настоящее, а что иллюзия.

Главным носителем украинской политической утопии стал «пассионарный» Запад Украины, её католическая провинция. Под знаком этой пассионарности прошла вся политическая история постсоветской Украины — пока «пассионарии» не пришли к власти. После чего они немедленно развязали гражданскую войну с прицелом на войну с Россией — подстрекаемые, разумеется, извне, но в этом акте выразилась суть их собственной политической позиции. Решили исправить ошибку Богдана Хмельницкого, так сказать.

Кроме очевидной политической нелепости и бессмысленности этого акта именно для самой Украины, «западенцы» своими руками создали другого «пассионария», собственного антипода — вооружённый Донбасс, политическая позиция которого реалистична, проста и понятна — либо самостоятельное государство Украина на основе русской политической культуры, либо никакого. Это, в отличие от западно-католических мечтаний, не утопия — британская (английская) политическая культура имеет аж пять таких государств, не считая по мелочам: Великобритания, США, Канада, Австралия, Новая Зеландия. Русская политическая культура — минимум два, Россию и Белоруссию, а на деле в этой же орбите находится и Казахстан. Такая позиция Донбасса полностью совпадает с политической позицией России.

То, что никакой украинской политической культуры нет и не может быть, признаёт и сама украинская пропаганда, содержание которой сегодня дрейфует от надежды пристать к европейскому берегу к ещё более утопическому желанию пристать к берегу американскому (США).

Но если у Западной Европы ещё есть хоть какие-то, хоть теоретические интересы, синтетичные и синергичные собственно украинским интересам (хотя основа европейского интереса — использовать, использовать и ещё раз использовать украинцев и их территории); если хотя бы эти интересы носят условно мирный характер (война не является целью сама по себе, но может быть средством), то для США Украина — это в чистом виде топливо для войны ради войны и территория для охоты и собирательства.

Стать частью британской политической культуры можно, только в ней родившись. Эта культура принципиально расистская, таких условий принадлежности не выдвигает даже традиционно европейская политическая культура, хотя именно она сформулировала принцип мирового цивилизационного превосходства европейцев. Британская политическая культура создаёт государства, истребляя местное население, зачищая территорию. Общество британской политической культуры — самое закрытое, формировавшееся всегда на самой окраине европейского мира, всегда ему противопоставленное. Питать надежду войти в него таким способом, как это сейчас делают украинцы, — значит проявлять верх политической наивности.

Русская политическая культура, напротив, самая открытая из существующих. Она обладает потенциалом создания новых государств, не ограниченных требованиями этнической чистоты или вообще наличия титульной нации. За такими государствами будущее. Русская политическая культура строится на основе опоры на собственные силы, нацелена на воспроизводство человека как на главную цель. Она и сильна этим человеком. Поэтому мы и вправду ни с кем не хотим воевать и не собираемся никого грабить — ни прямо, ни косвенно. Всё это гораздо важнее формальных, а самое главное, лживых рассуждений о «демократии».

Западной Европе никакая единая Украина в принципе не нужна. Есть югославский сценарий, да и без него осваивать такое пространство и такое количество людей европейцам нужно по частям. Единственное, что удерживает Европу от раздела Украины, — это понимание, что едва ли не большая часть Украины тогда немедленно переместится в зону русского политического влияния. Для этого временно Украина в рамках европейской политики насильственно удерживается как целое через опору на западноукраинский пассионарный субъект, ресурсы которого, однако, убывают. Дальнейшего решения у европейцев нет.

В отношении США о какой-либо единой Украине как политической цели говорить не приходится вообще. Украина для США — таран против России. Насколько долго таран выдержит при интенсивном употреблении? США нужна территория для военного базирования, но это совсем не обязательно такое большое и единое государство. Только украинская политическая наивность могла предполагать, что американский сценарий крымского кризиса (несостоявшегося) предполагал сохранение Крыма в составе Украины.

Национальный акцент планируемого США конфликта в Крыму предполагал бы установление там татарской нации как титульной; отделение Крыма от Украины; создание территории по типу Косово под военным протекторатом США; втягивание в этот процесс Турции (с прекращением, таким образом, её отношений с Россией); неограниченное военное присутствие США в Крыму, разрушение геополитического режима Чёрного моря в связи с появлением нового «субъекта». Это — как минимум для начала.

Единую Украину удерживает Россия (вполне в духе советской имперской политики), проводя «непредсказуемую» и «коварную» политику отказа от вторжения и «взятия Киева» (а США и Европа об этом русском вторжении мечтают), обращая фактор времени в свою пользу, удерживая украинское пространство от скатывания в хаос, пусть и внешней, но стабильностью, поддерживая политическую позицию вооруженного Донбасса по сохранению государства Украина в поле русской политической культуры. Политический пиар, средствами которого западноукраинские пассионарии при поддержке США работают с населением страны, как и любой пиар, на длительный срок эксплуатации не рассчитан. Он должен прикрывать спецоперацию (как с оружием массового поражения в Ираке), а потом о нём забывают.

Сегодня в сознании украинцев во всём виновата Россия, но завтра или послезавтра точно так же станут виноваты во всём Европа и Америка (США). От любви до ненависти — один шаг. Пиар всегда имеет отдачу, обратную волну, когда обман вскрывается. Будет ли ещё к этому моменту существовать Украина (Ирака де-факто уже нет, как и Афганистана, Ливии, Сирии)? Сохраняя единую Украину, Россия оставляет ей шанс вернуться в поле русской политической культуры и продолжить своё государственное развитие.

РИА

comments powered by HyperComments

           


Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru

Веб студия AS - создание сайтов, интернет магазинов, продвижение сайтов в поисковиках.
Товары для офиса и дома, бытовая техника Минск, столовая посуда в Минске недорого с доставкой.
Авторизованный технический центр Panasonic в Беларуси предлагает купить мини АТС в Минске с доставкой и установкой.